Уральские изумруды

Уральский изумруд.Сенсационное открытие изумрудных копей на Урале произошло в девятнадцатом веке.

Уральским изумрудом (в данной статье по причине привязки к уральским копям) минералоги называют разновидность берилла, окрашенного примесью окислов хрома в травянисто-зеленый цвет. Прозрачные кристаллы прекрасны: это аквамарин, золотисто-желтый гелиодор, и нежно-розовый воробьевит, но красивейший в этой семье уральских самоцветов - уральский изумруд.

Уральский изумруд прекрасен, редок и неподвластен времени. Уже одно это обстоятельство объясняет сильную веру в таинственную магическую силу драгоценного камня, в способность изготовленных из него талисманов, вмешиваться в человеческую судьбу,  оберегать и спасать.

Исторический факт по копям уральских изумрудов:

Уральские изумрудные копи представляют собой комплекс месторождений и рудопроявлений драгоценных камней, содержащих бериллий: изумруда, хризоберилла, фенакита и эвклаза, керамического полевого шпата, золота, молибдена и вольфрама. В географическом отношении изумрудные копи образуют полосу шириной порядком 0,5-1,5 км и длиной около 24 км. На одной из первых геологических карт копей, составленной П.И. Миклашевским в 1862 году, в пределах этой полосы выделено 6 крупных приисков, на которых располагается около 40 различных выработок.

Вашему вниманию предлагаем следующие классификации уральских изумрудов:


♦ ♦ ♦ ♦ ♦

 О Изумруде:

 Изумруд - драгоценный камень 1-го класса. Крупные изумруды с высокими цветовыми и качественными показателями весом более 5 карат ценятся дороже алмазов.

Изумруд является разновидностью минерала берилл.

Берилл - минерал гексагональной сингонии, из подкласса кольцевых силикатов.

(Al2[Be3(Si6O18)])

Содержание оксида хрома в берилле придает ему характерный травянисто – зеленый цвет.

В зависимости от примесей (их процентного соотношения) берилл окрашивается в разные цвета:

В зависимости от цвета различают:

  • Аквамарин - минерал голубого цвета;
  • Берилл зеленый - бледно окрашенный в зеленый цвет  
  • Биксбит - красный (также называют «красным изумрудом»), встречается исключительно в Штате Юта США.
  • Биксбит (синоним: Воробьевит, Морганит) - розовый, фиолетово-розовый, красный благодаря примеси марганца;
  • Гелиодор - жёлтый, золотисто-жёлтый, оранжево-жёлтый, окрашен примесями железа и хрома.
  • Гошенит - бесцветный, практически не содержит примесей

Изумруд - имеет ярко выраженную зеленую окраску (примесь окиси хрома). Минералы с очень слабо выраженным зеленым цветом не могут классифицироваться как изумруд. (Согласно ТУ)   

Согласно ТУ, ограненные изумруды принято подразделять на 5 цветовых и 3 качественных показателя.

Цветовые показатели:

1 цвет – темно - зеленые (голубовато-зеленые);

2 цвет – зеленые;

3 цвет – средне зелёные;

4 цвет – светло зеленые;

5 цвет – слабо зеленые.

Качественные показатели (чистота камня):

Природный изумруд практически всегда имеет включения, крупные бездефектные камни, с высокими цветовыми характеристиками выдаваемые «не честными» торговцами за натуральный изумруд, скорее всего, имеет искусственное происхождение.

Г1 – Редкие, едва видимые не вооруженным глазом включения;

Г2 – Образующие сгущения и сеть в отдельных зонах камня, видимые невооруженным глазом;

Г3 – Образующие сгущения и сеть в объеме камня, видимые невооруженным глазом.

Существуют так же дополнительные критерии чистоты Г3+, Г2+ - это промежуточные значения.

Пример :

изумруд прир. окт. 9.77 х 5.58, 2/Г3+ 1шт., 0,65 ct.

История открытия изумрудов на Урале

«В глухом месте, верстах в тридцати от Сибирского тракта, там, где речка Токовая впадает в Рефт, крестьянин-смолокур Максим Кожевников «нашел между корнями вывороченного дерева несколько больших кристаллов и обломков зеленого камня, которые и самое место найдения показал двоим своим товарищам. Все они копались в корнях и под корнями и нашли еще несколько кусочков, из которых поцветнее взяли с собой в деревню, а потом привозили для продажи в Екатеринбург».

Так описывал Яков Коковин это историческое для Урала событие в своем донесении в Петербург. Произошло это не в январе 1831 года, как обычно указывается в литературных источниках, а летом или осенью 1830 года.

Как определил потом Коковин, первые изумруды, найденные Кожевниковым, были плохого качества. Они находились в разрушившейся жиле, потеряли цвет и покрылись трещинами. Поэтому скупщики самоцветов в Екатеринбурге приняли их за «худые аквамарины» и купили «по самой малой цене».

Когда командиру гранильной фабрики сообщили, что в городе появились странные камни, то он попросил достать для него образец. Превосходный знаток камней, Яков Васильевич сразу же понял, что это не аквамарин, ибо, как сообщал он в Петербург, «тяжесть и крепость несравненно превышают оный, отлом чище и стекловитея… а при сравнительных пробах оказался крепче иностранного изумруда».

Коковин ожидал подобной находки. Еще в 1828 году он нашел гигантский берилл, «какового нигде и никогда еще не было, да и едва ли можно надеяться, что когда-либо подобный мог найтись». Уникальный берилл в Петербурге оценили в 150 тысяч рублей и «пожаловали» музею горного института, где он и хранится до сих пор. Яков Коковин знал, что там, где обнаружили берилл, можно найти и его лучшую разновидность — изумруд. Но дальнейшие поиски успехом не увенчались…

И вот теперь Яков Васильевич держал в руках настоящий изумруд и, конечно, оценил значение этого факта. Командир фабрики восстановил цепочку, по которой пришел к нему обломок изумруда, и добрался до Кожевникова. Дотошно расспросив смолокура, Коковин сразу же начал энергично действовать. Несмотря на январскую стужу, он вместе с рабочими 21 января 1831 года (документы зафиксировали эту дату!) выезжает на речку Токовую — на место, указанное Кожевниковым. В мерзлой земле бьют один шурф за другим и — о удача! — попадают на жилу изумрудов!

Удивительно удачно пробиты первые шурфы — в центре самой богатой изумрудной жилы. И первые же изумруды были великолепного цвета и высокого достоинства. А потому Яков Коковин, приказав продолжать работу на новых копях, заспешил с первыми кристаллами в Екатеринбург. Здесь он огранил один из изумрудов и вместе с другими кристаллами и своим донесением самым спешным порядком отослал в столицу.

Донесение Коковина произвело в Петербурге сенсацию. Столичные ювелиры после тщательных проб подтвердили: это изумруды! Первые русские изумруды — и превосходного качества!

Уже 26 февраля 1831 года министр императорского двора князь Волконский подал Николаю I докладную записку об открытии в России нового драгоценного камня. Сделав экскурс в мировую историю изумрудов и отметив, что они «доселе были находимы только в Перу и Египте», министр вспомнил и о берилле-гиганте, найденном Коковиным «года пред сим два». «Величина и прозрачность сибирского (Урал в то время считался частью Сибири) берилла,— говорилось в докладной записке,— служат надежным удостоверением, что сибирские изумруды, найденные ныне в близком расстоянии от месторождения берилла, по красоте своей и ценности займут не последнее место между камнями сего рода, находимыми в других частях света. После прошлогоднего открытия графом Полье алмазов нынешнее открытие в Уральских горах настоящих изумрудов есть событие весьма достопримечательное и сколько в отношении к науке и, следовательно, к отечественной славе, столько и потому, что сии драгоценные камни представляют новый источник государственного богатства».

За открытие изумрудов крестьянина Максима Кожевникова наградили денежной премией, а командира Екатеринбургской фабрики Якова Коковина — орденом. Было даже предложено «в ознаменование, заслуги первого открывателя изумрудов крестьянина Кожевникова, покуда еще находится в живых, бюст его изваять из мрамора и пьедестал поставить на месте открытия с обозначением года». Памятник Кожевникову, однако, так и не поставили.

Петербург потребовал от командира Екатеринбургской фабрики немедленно продолжить добычу изумрудов. И с наступлением весны Коковин развернул работы на копях.

Первый прииск, названный Сретенским, оказался самым счастливым. Он дал много прекрасных изумрудов, там же нашли и единственную в своем роде друзу изумрудных кристаллов, оцененную столичными ювелирами в сто тысяч рублей. Превосходный штуф изумруда послали в Берлин в подарок знаменитому Гумбольдту. Русский император подарил прусскому принцу Вильгельму семь изумрудов для колье и четыре — для серег. Изумруд в виде груши весом в 101 карат преподнесли самой императрице.

Мода на уральские изумруды буквально захлестнула придворные круги. Заполучить новый самоцвет жаждали самые сановитые вельможи. О драгоценном минерале говорили в аристократических салонах, о нем писали научные журналы. Горный журнал сообщал: «Твердостию своею уральский изумруд превосходит изумруд восточный и блеском оному не уступает». Своим цветом — то густым, почти черным, с таинственной глубиной, то сверкающим яркой ослепительной зеленью, с особыми оттенками, не похожими ни на какие другие зеленые самоцветы мира, уральские изумруды вызывали восторг и восхищение знатоков и любителей камня.

Уральские изумрудные копи оказались на редкость богатыми. За первые двадцать лет здесь добыли 142 пуда зеленого самоцвета. А по подсчетам А. Е. Ферсмана, все добытые к 1925 году изумруды весили 12—16 тонн.